Пани Электричкова
07.07.2013 в 02:05
Пишет Simplemente Cuatro:

Вчера напеисалось.
Именно что "написалось". Само себя мной написало, совершенно неожиданно и не особо-то меня спрашивая.
Теперь вот тихо жду, пока ко мне продолжение вот так же прилетит.

Название: И стал свет...
Про Айзена и Улькиорру, а о чём же ещё? )))



- Издох, что ли? - шинигами брезгливо потыкал мечом в поверженного противника, - Пошли отсюда!
- А не уползёт? - равнодушно поинтересовался его напарник.
- Не-а. Они, такие, после смерти песком развеиваются. Это ж высшая форма.
Они ушли, взметая прозрачные фонтанчики песка и скоро исчезли из вида.
Улькиорра не рисковал шевелиться, пока не погасли последние отблески их рейацу. Эти двое сильнее. Пока, увы, именно настолько сильнее, но это только пока. Опускаться до притворства для того, чтобы всего лишь выжить - это омерзительно, конечно, но от омерзения, самого по себе, никто ещё не умирал. В отличие от занпакто. Тянуть мельчайшие, ничтожные искорки силы из окружающего песка подобно тому, как это делают ящерицы, омерзительно не менее, но это тоже необходимо. Слишком много придётся регенерировать.
Впрочем, эти двое дорого заплатят ему за все эти унижения. И довольно скоро - одинокий охотник по праву гордился тем, как быстро растёт его сила. Искателей приключений из Готея он запомнил с фотографической точностью. Рано, или поздно он их встретит. Как встречал всех тех немногих, кто опрометчиво заставил его, вольного странника Песков ощутить омерзение. Это даже не была злопамятность, по большому счёту, Улькиорре всегда было наплевать, кто там и что о нём думает. Просто он любил порядок, свой личный внутренний порядок, представления о котором совершенно не допускали, что кто-то может унизить его, Улькиорру и при этом рассчитывать остаться в живых...
Мерцающая волна песка пробежала вниз по холму, у подножия которого недвижно лежал побеждённый, изрядно его засыпав. Чуткий хищник взрогнул от неожиданности, тут же зло выругав себя за такую непростительно глупую реакцию. Он как никто другой умел слушать песок, различал его тончайшие переливы и отлично знал, что такие волны никогда не получаются просто по воле прихотливого ветра. Так пустыня реагирует на приближение чужой незнакомой силы. Но как же можно было её сразу её не заметить? Неужели он сейчас настолько беспомощен?
Крылатый зверь напряжённо вслушался в окружающее пространство и тоже ощутил и оценил эту силу. Она была огромна и... красива. Именно красива, никак иначе. Усилием воли он запретил себе тянуться к ней - силы самой по себе, без носителя не бывает, а Улькиорра сейчас слишком слаб, чтобы рисковать заводить знакомства.
Впрочем, осторожничать, кажется, было уже поздно. Песок вокруг пел тысячью неслышимых голосов - все ноты памяти и души от отчаянья до блаженства, приветствуя того, кто нёс эту силу. А он, без сомнения чувствовал Улькиорру и шёл сейчас прямо к нему.
Высокий, полностью человекоподобный, в развевающихся белых одеждах, он не имел ни малейших признаков маски, но ведь и Готэем от него тоже не пахло... Такими же странными были и сопровождавшие пришельца какие-то двое, но их сила терялась и растворялась в его силе, да и сами они почтительно замерли в отдалении.
И никакой злонамеренности, исходящей от этого странного существа зверь не ощущал. Интерес - да. Некоторую крохотную растерянность - "и-что-же-такое-я-тут-нашёл?" - да. Ещё множество оттенков чего-то совсем незнакомого и сложного - да. А вот готовности напасть и сожрать не было ни капли, хотя это создание было, без сомнения, очень опасным. Или оно хорошо умело скрывать свои намерения. А юный, совсем недавно переэволюционировавший неопытный Васто Лорд, да ещё и повстречавшийся только что с гостями из разноцветного мира, увы, но всё-таки - добыча. И довольно лакомая.
Что ж, этому существу Улькиорра счёт за унизительные секунды горькой беспомощности выставить не сможет. Потому что через эти самые секунды для него вообще всё закончится. Успеть бы нанести хоть один удар прежде, чем стать частью такой красивой силы...
Существо, между тем, за эти самые бесконечные секунды преодолело разделявшее их расстояние и безо всякой опаски склонилось над раненым хищником.
Похоже, не повезло тебе, - сказало оно. Без тени злорадства, или алчного предвкушения, напротив - с какой-то доселе незнакомой Улькиорре интонацией, скорее, прямо противоположной.
Присутствие красивой силы так близко было невыносимым, от этой близости умирала воля и туманился разум. Тем более, что для всей нужной регенерации хватило бы, казалось, самой ничтожной частицы, всего одного глоточка...
- Я смотрю, кое-кому тут отчаянно нужна некоторая доля моей энергии, - незнакомец усмехнулся, но как-то тоже совсем не зло, как-то... уютно даже, - Пожалуй, я дам тебе её - интересно посмотреть, как ты будешь выглядеть... хмм... в целом виде...
Конечно, скрытный и осторожный песчаный скиталец ничем не выдал своей реакции, но сказать, что он удивился - это ничего не сказать. Взаимовыручка, да ещё между чужаками в прекрасном и жестоком мире белой бесконечности встречалась не чаще прозрачных речек. А пришелец протянул руку, устроив ладонь напротив дыры Холлоу и прикрыл глаза, сосредотачиваясь.
Улькиорра чуть выгнулся, инстинктивно подаваясь навстречу потоку энергии, мгновенно забыв обо всём, блаженно впитывая живительное тепло чужой силы каждой клеточкой тела. И это совсем не было похоже на обычные ощущения от пожирания более слабого и невезучего ближнего. Не потому что с каждым вдохом, с каждым биением пульса боль уходила и раны затягивались, уж что-что, а лечить себя таким образом умеет каждый обитатель Песков. Никогда ещё на памяти Улькиорры чья-либо рейацу не ощущалась ласкающим светом, одновременно умиротворяющим и властно зовущим куда-то, обещающим что-то высокое, чистое... Заполняющим проклятую пустоту, ничего не требуя взамен.
- Эй, хватит, пожалуй, ты так меня всего высосешь! - насмешливый голос пришельца разбил наваждение. Исцелённый охотник, мгновенно обретший назад всю свою пустынную недоверчивость, невольно отодвинулся в сторону. Не от страха, страх в строгом смысле слова был ему давно уже почти что неведом, а просто в попытке вернуть дистанцию, а вместе с ней - иллюзию независимости.
- Стоит ли так шарахаться от того, кого только что самым откровенным образом ел? - в глазах и голосе незнакомца искрилась тень смеха, но почему-то смех этот совсем не казался унизительным, - Скажи мне лучше - ты хочешь пойти со мной?
Ну, да, конечно. Вполне закономерный для подобных случаев вопрос, несмотря на внешнюю простоту формы, таящий в себе очень многое. Жизнь спасённого принадлежит спасителю - это закон, настолько неоспоримый и непреложный, что он больше похож на инстинкт. Но спрашивающий теми, или иными словами об очевидном, отнюдь не занимается бессмыслицей. Он говорит, что тот, к кому вопрос обращён, хоть и оказался сейчас уязвим и слаб, отнюдь не является для сильнейшего бессловесной и бесправной добычей. Предлагает не просто покровительство, но своё уважение и доверие. "Будь со мной в одной стае" - это всегда слишком много значит для жителей Песков. Так много, что об этом не говорят прямо, избегая унижать и ранить словами столь сокровенное.
Улькиорре никогда в течение всех его скитаний не доводилось слышать ничего подобного. И уж тем более, его раньше никогда не спасали. Впрочем, крылатый хищник никогда и не допускал мысли, что, оказывается, ему может быть приятно это услышать. Превыше всего ценящий свою независимость, гордый зверь сейчас бездонно удивлялся себе. Идти - не просто так, а с кем-то? Охотиться - для кого-то? Учиться доверять кому-то, кроме себя самого? Раньше он просто не представлял для себя такую возможность, не рассматривал, полагая совершенно неестественной, несовместимой со своей исконной сутью. А теперь он размышляет об этом, не чувствуя внутреннего сопротивления... Быть с кем-то? Что это значит? Как это вообще происходит?..
Сами по себе эти ощущения были восхитительно незнакомыми, обещающими множество доселе непредставимых направлений для мысли. А ведь Улькиорре в его одиноких блужданиях так не хватало именно пищи для ума! Простая охотничья жизнь была для него слишком понятой, слишком изведанной, и поэтому казалась пустой и отвратительно однообразной. Он никогда не умел по-настоящему удовлетвориться простеньким наполнением бытия большинства своих сородичей, вроде сплетен и драк, он бесконечно искал и мучительно не находил что-то иное. Причём, он сам не мог сказать всего лишь словами, чем должно быть это иное, он не знал и не помнил таких слов и понятий. Просто всегда откуда-то знал, что оно где-то есть. Так почему бы, собственно, действительно, не согласиться, вдруг то, чего он бессознательно ждал и жаждал так долго, начинается со встречи с невероятным существом, просто так раздающим свет? Конечно, став чьим-то фрасьоном, теряешь свободу, но что толку в свободе, если в ней нет ни цели, ни смысла? Такой свободы у него было уже предостаточно... С другой же стороны - а если он ошибается? Если он просто поддался сейчас очарованию красивой силы, а на самом деле в стае этого странного существа смысла тоже не найдётся? Что делать тогда?
- Я не настаиваю ни на чём, - пришелец будто подслушал его сомнения, - Ты всегда сможешь уйти, если захочешь. Я не нуждаюсь в тех, кому не нужен я.
Это тоже были хорошие слова. Ещё более хорошие, чем те, что пришелец сказал раньше. Так может говорить только самый сильный и мудрый предводитель стаи. Вожак, великий настолько, чтобы не нуждаться во внешних проявлениях своего величия. И, к тому же, у него есть этот свет. Свет-обещающий-смысл...
Улькиорра встал, выражая свою готовность. Он решил обойтись и вовсе без слов. Таких же хороших, как только что прозвучали он сейчас найти не сумеет, значит, лучше молчание. Впрочем, несущий свет понял его правильно.
- Пойдём, - просто сказал он, - Моя стая живёт довольно далеко отсюда.
...Пустыня пела вслед уходящим, почему-то чуть тревожно и чуть печально.




URL записи

@темы: "Блич"., Арранкары, Зарисовки, Улькиорра, фандомное.